Форма входу

Реклама

Параметри сайту

 

Валюта

Пошук

Календар

«  Січень 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика

   
 
 

Календар свят і подій

Погодний інформер

HotLog TOP.GE Business-Key Top Sites

Головна » 2020 » Січень » 22 » • 8. Метрологическая классификация монет и монетные системы послегетской Ольвии
22:19

 • 8. Метрологическая классификация монет и монетные системы послегетской Ольвии

Переходя к характеристике монетных систем послегетской Ольвии, следует подчеркнуть, что выпускавшиеся от имени города или царей золотые и серебряные монеты этой эпохи настолько редки, что отнесение их к той или другой системе возможно лишь на основании сравнения их средних весов с весами, существовавшими в других государствах поздеэллинистического и римского времени.

Золотые монеты царя Фарзоя

По отношению к золоту Фарзоя А.Л.Бертье-Делагард, собравший веса десяти монет (Бертье-Делагард 1918: 66, №21), констатировал «небывало большую для этого металла терпимость веса» (Бертье-Делагард 1918: 128, прим.10) и определил средний вес всего сорта — 7,42 г. Представляется, однако, что дело тут не в небрежности чеканки; располагая эти монеты в соответствии с их классификацией по стилю и другим признакам (Каришковський 1962: 105-108), получаем следующую группировку:А. 8,48—8,36—8,26 (табл.XXI=C 1-2); средний вес 8, 37 г;Б. 7,80—7,65—7,64 (табл.XXI=C 12); средний вес 7,70 г;В. 7,15—7,05—6,98—6,97—6,95—6,93 (табл. XXI=C 13, 16; XXII=A 1-4); средний вес 7,00 г.

Веса монет первой группы тесно примыкают к нормам посмертных эмиссий с именем Лисимаха, а также к золоту боспорских царей и Митридата (табл.32). Поэтому ранние монеты Фарзоя следует считать статерами аттической системы.

Со времен Августа в Причерноморье все более интенсивно проникает римская монета, и этот процесс достигает своего апогея во II в. н.э. (Кропоткин 1961: 17 сл.). В таких условиях запоздалый выпуск золотых статеров по аттической системе оказывался невыгодным — вес римских ауреусов в соответствии с нормами, установившимися к концу правления Августа, составлял лишь около 7,8 г (West 1941: 34-43, pl. F; Bahrfeldt 1923: 109-170). Медленное, но неуклонное понижение веса ауреусов продолжалось и при преемниках Августа, вплоть до резкого падения при Нероне, когда норма была понижена примерно на 0,5 г (табл.33).

Если, таким образом, первые монеты с именем Фарзоя могут рассматриваться как статеры аттической системы, то вторая их группа со средним весом 7,7 г (при максимальной 7,8 г) в точности соответствует весовым нормам римских ауреусов 14 — 63 гг. н.э.; с другой стороны, монеты третьей группы со средним весом 7,0 г (максимальный вес 7,15 г) являются теми же ауреусами, но чеканенными после нероновской реформы. Эти наблюдения подтверждают, следует заметить, установленную А.В.Орешниковым хронологию монет Фарзоя (Орешников 1890: 14 сл.).

Серебряные монеты послегетской Ольвии

Серебряные монеты с именем царя Иненсимея или Инисмея (Зограф 1951: 137) и близкие к ним по времени чеканки серебряные монеты города настолько редки, что высказаться сколько-нибудь определенно об их весовой системе весьма трудно. Вот индивидуальные веса известных экземпляров:

а) старший номинал Иненсимея (табл.XXII=А 9) — 11,73 г;

б) младший номинал Ининсмея (табл.XXII=10) — 3,90—3,72—3,69—3,57—3,47—3,36—3,07—2,98; ср. вес — 3,72 г;

в) городские монеты (табл.XXII=A 11; XXIII=B 1-2) — 9,27—8,97—8,81; ср. вес — 9,02 г.

Средний вес мелких монет с именем царя не находится ни в каком точном кратном отношении к весу единственного экземпляра старшего номинала или к среднему весу городского серебра. Поэтому для определения номиналов и системы этих монет их следует
сравнивать с весами малоазийского серебра. Здесь можно указать в I в. н.э. сильно уменьшившиеся в весе кистофоры, провинциальную монету с легендами COMM.ASIAE и COM.BIT, мелкое и редкое серебро провинции Ликии и некоторые другие (Pinder 1855: 578 ff.; Mommsen 1873: 301ff., 311 ff.; Imhoof-Blumer 1905: 168 ff., 181 ff.; Babelon, Reinach 1908: 239 sqq.). Наиболее значительными были выпуски серебра в Каппадокийской Кесарии, они фактически удовлетворяли потребности всей малой Азии в серебряной монете (Sydenhame 1933: 10-11; Ранович 1949: 124-125; Голенко 1964: 24-25); находки кесарийских монет известны и на территории СССР, в том числе в Ольвии (Кропоткин 1961: 64, №606; 65, №626; 69, №715). По сравнению с этим чеканка понтийских Полемонидов и эпизодический, хотя и интенсивный выпуск городского серебра в Амисе имели лишь локальное значение (Babelon 1925: 21 sqq., 80 sqq.)32

Сравнивая весовые данные о малоазийских серебряных монетах I и начала II вв. н.э., можно видеть, что перед нами по существу две тесно связанные между собою монетные системы. В основу чеканки провинций Малой Азии и амисейской городской чеканки положена драхма системы кистофоров (табл.34).В то же время верные стражи римских интересов, понтийские цари, а также Кесария выпускали монеты, в точности соответствующие весовой системе римского денария (табл.35). При этом упавшая в весе тетрадрахма системы кистофоров приравнивалась к трем денариям (Regling 1921: 525; Lenormant 1878: 107-108; Babelon 1901: 513, 547). По всей вероятности, А.Л.Бертье-Делагард правильно считал монеты Иненсимея номиналами достоинством в три денария и в один денарий (Бертье-Делагард 1913: 67, №№22-23; 128, прим.10); не исключено, что и городское серебро также должно рассматриваться как сильно уменьшенная в весе монета того же достоинства, что и старший сорт Иненсимея. Это, во всяком случае, не тридрахма системы кистофоров, как предполагал Бертье-Делагард (Бертье-Делагард 1918: 67, №24).

Заканчивая рассмотрение ольвийских серебряных монет римского времени, нелишне заметить, что сам факт выпуска серебра должен быть отнесен скорее к I, чем ко II в. н.э., так как со времен Траяна и Антонинов на территорию современной Украины начинается массовое поступление римских денариев (Кропоткин 1967: 26-27; Брайчевський 1959: 15), делавшее чеканку собственной серебряной монеты не только излишней, но и невыгодной. С другой стороны, весовые нормы царского серебра соответствуют установившейся еще во времена Республик и закрепленной Августом норме денария, приравнивавшегося к 1/84 римского фунта (3,89 г), а не к 1/96 фунта, как это было со времени Нерона, когда легальный вес денария был понижен до 3,41 г (West 1941: 53 ff.; Sydenham 1920: 16 ff.; Mommsen : 27-29). Последнее обстоятельство не должно, впрочем, рассматриваться как исчерпывающее доказательство того, что монеты Иненсимея чеканены ранее нероновской реформы, так как в провинциях не соблюдали, по-видимому, новых весовых норм серебра (Lenormant 1878: 106-109).

Классификация и весовая система медных монет I в.н.э.

В предшествующем изложении было показано, что во времена Фарзоя ольвиополиты перешли от своей прежней системы денежного счета к римской. Это, разумеется, должно было отразиться и на медной монете I в. н.э. А.Н.Зограф относит к указанному времени три группы разменной меди — в одной представлены монеты двух номиналов: большие с изображением богини в стенном венце и мелкие с головой Аполлона в лавровом венке (табл.XXI=C 8-11); вторую группу образуют многочисленные варианты монет среднего размера с изображениями бородатого Зевса и орла (табл.XXI=B 1 cл.; XXI=C 3-7, 14-15); к третьей группе относятся сравнительно крупные монеты с очень характерными и выразительными, хотя порой грубыми и схематичными изображениями головы Аполлона и орла с дельфином в лапах (табл.XXII=A 5-8; XXII=B, C). Первую группу А.Н.Зограф датирует временем Тиберия (14-37 гг.), вторую — годами правления Клавдия (41-54 гг.), а третью относит ко времени Флавиев (69-96 гг.). При этом он не касается вопроса о том, какие номиналы и какой системы образуют первую группу; в монетах второй А.Н.Зограф признает римские ассарии, а монеты третьей группы определяет как дипондии (Зограф 1951: 140-142).

Необходимо сразу же заметить, что статеры Фарзоя, то есть самые ранние монеты с его именем (табл. XXI=C 1-2), находят точные аналогии среди некоторых выпусков монет с изображением Зевса, тогда как поздние ауреусы этого царя (табл. XXII=A 1-4) очень близки к меди третьей группы. Но в таком случае было бы неосторожно относить все варианты монет с Зевсом и орлом к римской
монетной системе. По крайней мере, те из них, которые связываются со статерами Фарзоя по фактуре, стилю и даже имеют общие сокращения с последними (табл. XXI=B 1 — XXI=C 7), должны быть еще номиналами традиционной ольвийской системы. Вполне вероятно, что переходом к новой, то есть римской системе следует объяснять малопонятные при ином подходе колебания веса последних выпусков монет с Зевсом, отраженные в соответствии с их классификацией (Каришковський 1962: 108-111) в табл.36.

Из приведенных в таблице цифр видно, что в ряду монет без числовых обозначений и монет, отмеченных знаками 6, 7 и 8 (оба последних знака, то есть Z и Н, известны и на монетах Фарзоя, см.табл. XXI=C 1), наблюдается постепенное и неуклонное падение веса, достигающее в конце более чем 15% исходной величины. Вслед за этим вес монет внезапно возрастает, заметно превосходя не только вес предшествующего выпуска, но и самого раннего из них. Между тем, предпоследняя серия тяжелых монет отмечена знаком Q, то есть принадлежат они девятому году этой эры, что не позволяет выдвинуть экземпляры с изображениями Зевса и орла на первое место во всем ряду. В дальнейшем происходит неожиданное и чрезвычайно ощутительное падение веса, так что средний вес монет последней серии составляет лишь 75% первоначальной весовой нормы.

При рассмотрении этих данных нужно учесть, что монеты первой группы с Деметрой и Аполлоном, которые А.Н.Зограф считал наиболее ранними среди всех монет I в. н.э., связываются общностью сокращений с наиболее тяжелым выпуском монет с изображением Зевса (табл.XXI=C 6-11) и относятся, скорее всего, к началу одиннадцатилетнего промежутка между двумя последними
выпусками монет с Зевсом, отмеченными соответственно 9 и 21 годами неизвестной эры (Каришковський 1962: 109, 117 сл.). При этом вес монет с изображением богини в стенном венце (табл.XXI=C 8-10) составляет 5,86 г (28 экз.), а монет с изображением Аполлона — 2,72 г (9 экз.), так что первые представляют двойной номинал по отношению ко вторым.

Все перечисленные особенности медных монет первой и второй групп могли бы получить объяснение, если допустить, что резкое увеличение монет с Зевсом, отмеченных знаком 9, было вызвано переходом к римской монетной системе — возрастание веса от 4,00 до 5,36 г (то есть на 34%) позволяет предполагать, что более ранние и легковесные выпуски принадлежали к другой системе, а так как они одновременны статерам Фарзоя, то следует полагать, что это еще греческая, а не римская счетная система. Однако, весовая норма была избрана, по-видимому, не слишком удачно, да и попытка сохранить для новых тяжелых монет внешний вид их легких предшественников ставила успех реформы под угрозу. Поэтому при том же магистрате, ставившем на монетах сокращение EU, была предпринята попытка начать выпуск меди с новыми типами и притом в двух номиналах. Вес старшего был снова несколько повышен (от 5,36 до 5,86 г, то есть примерно на 11%) и одновременно появились монеты половинного достоинства. В дальнейшем в чеканке медных монет наступил перерыв, во время которого находившиеся в обращении медные монеты были
надчеканены. Монеты с изображениям богини в венце — овальным клеймом с изображением орла (табл.XXI=C 9-10), а все варианты монет с Зевсом и монеты с Аполлоном — прямоугольным клеймом с изображением керикея (табл.XXI=B 4, 6, 8, 12, 13, 15; XXII= C 4, 5, 7, 11). Этим общим для разнотипных монет клеймом подчеркивалось, надо полагать, что оба сорта при надчеканке рассматривались как один и тот же номинал (половинного достоинства по сравнению с монетами, на которых налагалось клеймо с орлом). После возобновления выпуска меди с изображением Зевса керикей был включен в основной штемпель (табл.XXI=C 14), а вес их был понижен почти на треть (от 5,36 до 3,67 г) и приближен таким путем к равноценным монетам с Аполлоном. На этом, впрочем, колебания веса ольвийской меди не прекратились — уменьшение веса ауреуса и денария при Нероне и связанное с ним снижение веса последних монет Фарзоя приводят к новому изменению внешнего вида и размеров ольвийской меди. Новые монеты (то есть монеты третьей группы с Аполлоном и городской эмблемой) значительно крупнее и тяжеловеснее всех предыдущих (табл.XXII=A 5 сл.; XXII=B, C); их средний вес (6,7 г для 472 экз.) почти вдвое больше, чем средний вес последней эмиссии с изображениями Зевса и орла.

Что касается достоинства всех перечисленных выше сортов медной ольвийской монеты, то определить его можно лишь на основании привлечения еще одной группы крупной меди — тут изображены голова Аполлона и орел, но последний держит в клюве венок, а в лапах перун (табл.XXIII=A, XXIII=B 3 сл.). Она является несомненным подражанием римской меди (CBM, Roman Empire, I, 1923: pl. 26, 5-6; II. 1930: 25, 8; 38, 9; 39, 9; 41, 3; 54, 5-8; 81, 5; 82, 9). Средний вес этих крупных монет равен 9,8 г (144 экз.).

Обе группы крупных монет с изображением Аполлона находились в обращении весьма долго: они были сначала надчеканенны изображением керикея (табл.XXII=B 14; XXII=C 7, 11, 15; XXIII=A 7; XXIII=B 9), затем счетными обозначениями, которые выражены знаками A, B, D и H (то есть 1, 2, 4 и 8). При наложении указанных клейм с цифровыми знаками соблюдалась строгая закономерность: на монетах с изображением орла с дельфином в лапах ставились знаки A и D (табл.XXII=A, B, C), а на монетах с орлом, держащим в лапах перун — знаки B и H (табл.XXIII=A, B). Из этого следует с полной уверенностью, что более тяжеловесные монеты расценивались как двойной номинал по отношению к более легким; такому предположению соответствует, в общем, и соотношение их средних весов.

А.Н.Зограф, от внимания которого не ускользнули особенности распределения клейм между двумя рассматриваемыми группами ольвийской меди, признавал монеты с орлом и дельфином на обороте дупондиями, а монеты с орлом римского типа — тетрассариями (Зограф 1951: 142). Это подтверждается при сопоставлении с весами соответствующих номиналов Боспора и Херсонеса Таврического (табл.37)33 .

Если узнавать, таким образом, в крупных монетах второй половины I в. н.э. тетрассарии и дупондии, то ассариями следует признать не все серии монет с изображением Зевса, как это допускал А.Н.Зограф, а лишь предпоследний их выпуск (табл.36, серия 7; табл.XXI=C 6-7) и, в соответствии со сказанным выше, также монеты с изображениями богини в стенном венце. Средние их веса значительно ниже не только нормы римского асса (10,92 г), но боспорских монет с обозначением IB , в которых также видят асс (8,06 — 6,66 г) (Зограф 1951: 207; ср. ВДИ 1938: 292-296; Willers 1909: 169). Тем не менее, сравнивая вес ольвийских монет (5,36 и 5,86 гг) с весом монет соседней Тиры, где ассарии Домициана весят в среднем по 3, 99 г, а ассарии Адриана лишь 3,16 г (Зограф 1957: 79-80, №47; 82, №50), нельзя отрицать возможность того, что указанные монеты Ольвии должны рассматриваться как ассарии. Еще более показательно сравнение с медными монетами Хиоса, где в I — III вв. н.э. чеканились монеты с обозначением ценности: ассарии эпохи Флавиев и Траяна весят в среднем 5,77 г, ассарии Адриана — 5,15 г (Mavrogordato 1918: 71-72, appendix I)50 .

Если все изложенные соображения ведут нас к заключению о том, что предпоследний выпуск монет с изображением Зевса (табл.XXI=C 6-7) и монеты с изображением богини в стенном венке (табл.XXI=C 8-10) являлись ассариями, то вполне очевидно, что монеты с Аполлоном (табл.XXI=C 11) и последний выпуск монет с Зевсом (XXI=C 14-15) представляли собою полуассарии. Труднее определить, каким номиналом традиционной местной системы являлись монеты с Зевсом, чеканенные до согласования их веса с римскими нормами. При недостаточности данных решение этого вопроса не представляется возможным, но нельзя считать исключенным, что они являлись — по крайней мере, номинально — тетрахалками. В самом деле, на востоке Римской империи обол греческих монетных систем обычно приравнивался к двум ассариям, причем ассарий состоял из шести халков51 . Если в Ольвии система денежного счета была такой же, то увеличение веса медных монет с Зевсом примерно на одну треть при переходе к римской системе косвенно подтверждает предположение о том, что первые их выпуски были тетрахалками, которые в таком большом количестве выпускались ольвиополитами прежде.

Классификация и весовая система медных монет второй половины II — первой трети III вв. н.э.

В первой половине II в. н.э. в Ольвии, по-видимому, вовсе не чеканили монеты (к этому времени относится обращение тетрассариев и дупондиев предшествующего периода с клеймами). Однако ко второй половине II в. относятся выпуски с именами архонтов Сатира (табл.XXIII=C 1-4) и Гикесия (табл.XXIII=C 5-6), а также серии с именами Анаксимена (табл.XXIII=C 7, 8, 10, 12, 13) и Дада (табл.XXIII=C 9, 11) и со сложным сокращением, в котором скрыто имя Каллисфена (табл.XXIV=A 1-5). На трех последних выпусках проставлены знаки ценности — A, B и D, то есть 1, 2 и 4 ассария. Редкие монеты Сатира и Гикесия составляют один номинал (средний вес 4,4 г; 14 экз.), скорее всего ассарий. Веса последующих серий приведены в таблице 38 вместе с весами монет соседних причерноморских центров той же эпохи. Из этого можно заключить, что вес ольвийских тетрассариев в общем соответствует нормам, применявшимся в других государствах Причерноморья, а вес младших номиналов даже выше, чем в Херсонесе и в Тире. Таким образом, в Ольвии, не входившей, надо заметить, в союз западнопонтийских городов (Gardner 1876: 307-314), не применялись и установленные в этих городах нормы монетного веса, которые составляли соответственно около 2-3 г для ассариев, около 5-7 г для
дупондиев и около 10-13 г для тетрассариев (Imhoof-Blumer 1898: 74-78).

Веса медных монет с изображениями и менами римских императоров династии Северов (табл.XXIV=A 6 — XXIV=B 11), выпускавшихся в Ольвии в первой трети III в., остаются примерно на том же уровне, как это видно из данных, приведенных в таблице 39.

Следует оговориться, что А.Н.Зограф рассматривает оба младших номинала серии Севера Александра как две разновидности одного номинала достоинством в два ассария (Зограф 1951: 144). Поскольку, однако, эти монеты имеют различные типы реверса (табл.XXIV=B 10, 12) и значительно отличаются по весу, имеются все основания видеть в них два различных номинала достоинством в два и один ассарий.

Из приведенных данных видно, что в последних десятилетиях II и в первой трети III вв.н.э. в Ольвии выпускались обычные номиналы городской разменной меди, характерные для Восточных провинций Римской империи. Ольвийские монеты чеканились хотя и по невысоким, но все же по терпимым весовым нормам. Об условном характере этой меди можно судить по той немаловажной ее особенности, которая прямо противоположна закономерности, наблюдаемой при изучении городского серебра эллинистической эпохи. Если там наиболее близкий к идеальной норме вес единицы денежного счета получается на основании монет старших номиналов, то здесь вес ассария, исчисленный на основании монет достоинством в 2, 3 и 4 ассария, оказывается тем более низким, чем более высокий номинал использован для расчета (Зограф 1938: 299). Эта черта, характерная и для медной монеты других городов римского Востока, убедительно показывает, что разменная медь являлась простым знаком стоимости, «нормальный» вес которого не находился в прямой связи с металлическим содержанием отдельных номиналов, а произвольно устанавливался законом.

___________________________________________________

32Серебряные монеты Полемонов и Амиса также известны среди находок на территории СССР (Кропоткин 1961: 40, №27, 105, №1576).
33Ремиассарии времени Юлиев-Клавдиев весят на Хиосе в среднем 2,79 г, времени Флавиев и Траяна — 2,84 г, времени Адриана — немногим более 2 г.

Переглядів: 28