Форма входу

Реклама

Параметри сайту

 

Валюта

Пошук

Календар

«  Січень 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Статистика

   
 
 

Календар свят і подій

Погодний інформер

HotLog TOP.GE Business-Key Top Sites

Головна » 2020 » Січень » 22 » • 6. Монетно-весовые системы догетской Ольвии
22:26

 • 6. Монетно-весовые системы догетской Ольвии

Эгинская система в Ольвии (V — IV вв. до н.э.)

Принадлежность ранних сортов ольвийского серебра к эгинской монетно-весовой системе была установлена А.Л.Бертье-Делагардом и не вызывала никаких сомнений у последующих ученых. Номиналы I и II (табл.14) представляют собою основную счетную единицу этой системы, то есть статер (дидрахму), существование которого в Ольвии засвидетельствовано для IV в. до н.э. особым постановлением о денежном обращении (IPE. 1 (2), №24); номинал IV является в таком случае драхмой, а номинал VI — гемидрахмой (триоболом). Однако с чисто метрологической стороны в этом предположении имеются некоторые трудности, требующие дополнительных разъяснений. Отметим, прежде всего, что сам вес эгинского статера вызывает разногласия между специалистами: Б.В.Хэд ищет его нормальный вес между 13,96 и 12,57 г (Head 1911: XLIV-XLV); Э.Бабелон и С.Милбэнк принмают в качестве нормы нижнюю границу колебаний предыдущего автора, то есть 12,57 г (Babelon 1901: 491; II, 1: 646; Milbank 1924: 11); П.Гарднер определяет вес эгинского статера как 12,44 г (Gardner 1918: 114-115; Segre 1928: 143-144); К.Реглинг считает его равным 12,4 г (Regling 1930: 4-5); Ч.Селтмэн полагает, что за норму следует принять 12,20 г (Seltman 1955: 38, note 1); А.Н.Зограф указывает 12,14 г (Зограф 1951: 42); у А.Л.Бертье-Делагарда находим 12,13 г (Бертье-Делагард 1911: 34, прим.2; 41); Ф.Гульч оперирует весом 12,10 г (Hultsch 1882: 198, 502). Наконец, Дж.Хилл определяет нормальный вес статера эгинской системы границами колебаний между 12,12 и 11,96 г (Hill 1897: 291). Так как вопрос о норме веса эгинского статера имеет немаловажное значение для монетной метрологии Северного Причерноморья, на нем следует остановиться подробнее.

В монетной системе Эгины, как и во всякой иной древнегреческой монетной системе, следует отличать установленную законом норму монетного веса и ее фактическое выполнение. Для определения нормы как таковой представляется возможным использовать соотношение между эгинской и гораздо более изученной аттической (эвбейской) системой. Аттическая мина, вескоторой (436,6 г) не вызывает сомнений, приравнивалась, как правило, к 70 эгинским драхмам (Ridgeway 1892: 217-221; Никитский 1901: 25-33), откуда вес статера (то есть дидрахмы) равен: (436,6 Ч 2) : 70 = 12,44 г.Полученный таким путем вес эгинского статера должен, однако, рассматриваться лишь как некая идеальная норма, и потому его нельзя использовать для прямого сравнения с монетами Ольвии или любого другого центра, относительно которого мы располагаем сведениями не о норме, а об ее выполнении, то есть о среднем весе известных монет. Обращаясь для получения последнего к монетам Эгины, можно видеть, что хотя между ними попадаются отдельные экземпляры, вес которых превосходит 13,5 г, но немало и монет, весящих менее 11,5 г. По А.Л.Бертье-Делагарду, который произвел соответствующе вычисления по материалам коллекции Британского музея, получается, что древнейшие статеры (до половины VI в. до н.э.) весят в среднем 12,12 г, статеры, чеканенные между 550 и 480 гг. до н.э. — 12,20 г, статеры 480 — 431 гг. до н.э., только 12, 05 г (Бертье-Делагард 1911: 37, прим.3; CBM 1888: 126-139). При проверке этих данных по более полным данным (Babelon II. 1. 1901: 647-660; II 3.: 151-166) получаются довольно близкие цифры (табл.15).

Сходные ряды цифр получаются при аналогичных расчетах и для других центров, чеканивших свое серебро по эгинской системе, причем чем больше расстояние от Эгины до соответствующего города и чем позже монеты, тем более заметно уменьшение веса. В таблице 16 в качестве примера взяты данные для Фив (табл.16) (Babelon. II. 1. 1901: 941-946; II.3.: 219-258).Из приведенных данных видно, что даже принимая нормальный вес статера эгинской системы равным 12,44 г, при сравнении с весами ольвийских номиналов следует исходить из гораздо более низких цифр, поскольку даже в самой Эгине средний вес реальных монет не достигал идеальной нормы. Полагаем, что такой реальный вес эгинского статера наиболее близок к цифрам, указанным А.Н.Зографом и А.Л.Бертье-Делагардом, т.е. равен примерно 12,14 г. Ольвийские номиналы серии «а» со средними весами 12,0 и 5,7 гг вполне соответствуют весам статеров и драхм эгинской системы и должны рассматриваться как таковые, впрочем, идеальная норма указанных номиналов была в Ольвии, как и следовало ожидать, несколько выше; об этом позволяют догадываться небольшие ольвийские бронзовые гирьки квадратной формы, хранящиеся в коллекции ГИМ среди монет. На обеих гирьках находятся чеканенные изображения — на одной стороне голова Деметры в профиль, на другой дельфин, под которым помещено обычное сокращение имени города, то есть OLBIO; над дельфином на обеих гирьках имеется начало личного имени ARISTO (табл.XI=C а-б). По аналогии с монетами указанные гирьки должны датироваться второй половиной IV в до н.э. (см. табл.X=C и следующие). Гирьки был известны еще П.О.Бурачкову (Бурачков 1884: 65, №174. Табл.VI, 136); веса их — 12,78 г для большей и 6,63 г для меньшей — дают основание предполагать, что перед нами не торговые гири и не гири-эталоны, служившие агораномам, а эксаги, соответствующие весовым нормам эгинского статера драхмы; максимальные веса последних среди известных в настоящее время ольвийских монет (12,78 и 6,12 гг) не противоречат высказанному предположению, вероятность которого подкрепляется наличием среди ранних ольвийских статеров экземпляра с сокращением ARIS (табл.XI=A 2; вес 12,53 г).

Если практически соблюдавшейся нормой ранней группы ольвийских статеров с изображениями Деметры и орла с дельфином можно признать примерно 12 г, то несколько более поздние однотипные представители того же номинала соответствуют, как показано выше, более высокой норме — около 12,4 г. Это объясняли ухудшением монетного сплава (Бертье-Делагард 1911: 59), но приведенные выше данные о пробирных анализах не подтверждают такого мнения, так что для такого повышения приходится принимать иные причины.

Особого замечания заслуживают монеты с именем Эминака. Они, несомненно, старше самых ранних статеров с изображением Деметры, между тем средний их вес значительно отстает от последних и составляет всего около 11,4 г. По качеству серебра монеты Эминака не отличаются от монет с Деметрой. Вместе с тем средний вес монет Эминака не подходит для других монетных систем, исторически возможных для Северного Причерноморья. Можно было бы, вообще говоря, думать, к примеру, о монетной системе Абдеры, широко распространенной во Фракии. Однако абдерский статер, значительно превосходивший в начале чеканки 14 г (его
принимают равным 14,9 г), в последней трети V в. до н.э., когда были выпущены монеты Эминака, уже был практически неотличим от эгинского, а на рубеже V и IV вв. до н.э. упал до нормы около 10,35 г (Зограф 1951: 44; Seltman 1955: 65; Head 1911: XLII-XLIII). Не подходят и монетные системы фракийских племен с их тяжеловесными октодрахмами (Babelon 1901: 1033-1078), равно как и система метрополии ольвиополитов, Милета, где статер соответствовал норме примерно 14 г, тем более, что в IV в. до н.э. в самом Милете серебро чеканили по другим системам (Зограф 1951: 40; Seltman 1955: 27, 30; Head 1911: XXXVIII, 826). Отпадает, наконец, и так называемая персидская система, так как ее статер весил в среднем лишь 10,8 г (Зограф 1951: 41-42; Seltman 1955: 62-63; Head 1911: ХXXVIII, 826). Таким образом, А.Л.Бертье-Делагард был, по-видимому, прав, относя чекан Эминака также к эгинской системе; ведь пантикапейские драхмы, битые по этой системе, не превышают 6,05 г, а в среднем весят лишь 5,61 г (Бертье-Делагард 1918: 72, №54; Зограф 1951: 164, 174; Шелов 1956: 61); драхмы Тиры, несколько более поздние, чем монеты Эминака, чеканились со средним весом 5,7 г25 . В самой Греции можно указать для монет эгинской системы даже более низкие веса. В критской Кидонии, к примеру, где как раз в то же время выпускали крупное серебро с таким же натягивающим лук воином, какой представлен на статерах с именем Эминака, средний вес составляет всего 11,3 г (Babelon II, 3: 1023-1026). В таком случае повышение веса при переходе к выпуску крупной серебряной монеты от имени города ольвиополитов может объясняться тем, что последние стремились учесть колебания цен благородных металлов, как это предполагают при частых изменениях средних показателей веса основной единицы монетной системы в уже упоминавшейся Абдере (Head 1911: XLII-XLIII, 254-255; Gardner 1918: 274-281).

Аттическая система в Ольвии (конец IV в. до н.э.).

Прежде чем перейти к рассмотрению ольвийского серебра серий «в» и «г» (табл.14), целесообразно остановиться на немногочисленных золотых монетах Ольвии. По содержанию и стилю изображений это золото одновременно рассмотренному выше серебру эгинской системы с изображение Деметры (Карышковский 1960: 134-139). При этом уникальная крупная золотая монета (табл. XI=A 6) находит ближайшие аналогии среди серебра серии «а», тогда как мелкие золотые монетки с изображением дельфина на обороте (табл. XI=C 1-4) весьма близки к статерам и триоболам серии «б». Весовая система ольвийского золота, однако, не эгинская26— большая монета весит 8,51 г, а мелкие распределяются по весу следующим образом (табл.17).

Средний вес мелких монет показывает, что старший номинал относится к ним как 4 : 1, нет никакого сомнения, что оба сорта принадлежат, как показал А.Л.Бертье-Делагард (Бертье-Делагард 1911: 57, 62; 1918: 63, №№5-6), к аттической монетно-весовой системе и представляют собою золотой статер и золотую гемидрахму (тетарту). Последний номинал принадлежал в греческом мире, вообще говоря, к числу редких. Однако примерно в ту же эпоху, к которой относится ольвийское золото, тетарты выпускали Филипп и Александр (Babelon 1901: 441; Head 1911: 223, 226; Gardner 1918: 422 ff.). Параллельный выпуск золота и серебра по разным весовым системам также не представлял собою чего-либо исключительного — так чеканили, не говоря о лидийских или персидских царях, Филипп Македонский, а также Фасос, Родос и другие центры.

Для дальнейшего изложения существенно определить, насколько точно придерживались ольвиополиты норм аттической весовой системы. Исходя из того, что мина весом в 436-437 г. делилась здесь не на 70 (как в эгинской), а на 100 драхм (Seltman 1955: 44 ff.;
Sandys 1912: 39 ff.), теоретический вес аттической драхмы принимают обычно равным 4,36 или 4,37 г. (Зограф 1951: 43; Head 1911: 366-367; Gardner 1918: 125-127; Babelon 1901: 695-698). На практике, однако, вес мины составлял лишь около 425 г или немногим больше (Seltman 1924: 122 ff.; Viedebantt 1923: 34 ff.). Поэтому, хотя дидрахма аттической системы должна была иметь вес 8,72 или 8,74 г, уже в VI в. до н.э. веса большинства этих афинских серебряных дидрахм колеблются в пределах 8, 6 — 8, 4 гг. (Seltman 1924: 127, табл.XI, col. IV-V). По отношению к золотым монетам точные весовые нормы аттической системы также не соблюдались во всей их строгости: даже в самих Афинах чеканили в IV в. до н.э. статеры со средним весом 8,58 г (Babelon II, 3: 103-110, №43), а в огромном Анадольском кладе, который дает реальное представление о золотых монетах, обращавшихся в Причерноморье на рубеже IV и III вв. до н.э., встретился, — очевидно, случайно — всего один статер, в точности соответствующий норме 8,72 г. В то же время веса подавляющего большинства экземпляров (издатель приводит веса 931 экз.) (Придик 1902: 64), заключены в пределах колебаний от 8,50 до 8,45 г включительно, как это видно на прилагаемой таблице (табл.18).

Но если на различных монетных дворах державы Александра или Фракийского царства Лисимаха практически чеканили статеры весом по 8,5 г и даже ниже, то следует подчеркнуть, что и ольвиополиты поступали, насколько позволяет судить наличный материал, точно таким же образом: единственный сохранившийся статер весит 8,51 г, а тетарты ведут, как и следовало ожидать, к несколько более легковесной единице (2,11 г Ч 4 = 8, 44 г).

Из сказанного видно, что в Ольвии были известны нормы аттической системы, и они применялись при чеканке золота. Но существовали ли серебряные ольвийские монеты, также выпущенные по аттической системе? А.Л.Бертье-Делагард относил к ней серебро эллинистического времени, считая сорта серий «в» и «г» (табл.14) соответственно дидрахмами, драхмами и триоболами (Бертье-Делагард 1911: 63-66, №№7-20). Это определение не вызывало до самого последнего времени возражений в нумизматической литературе. Тем не менее, отнесение указанных монет к аттической системе весьма сомнительно с метрологической точки зрения, так как средние веса ольвийских номиналов значительно отклоняются не только от идеальных норм аттической системы, но и от их фактического выполнения. Действительно, средний вес всех известных дидрахм оказывается равным всего 7,1 г, драхм и триоболов соответственно только 3,3 и 1,5 г. Между тем, хотя и в самих Афинах тетрадрахмы никогда не чеканились в точности по норме (то есть по 17,44 г), но их средний вес все-таки никогда, по-видимому, не падал ниже 16,5 г. Так, по данным А.Л.Бертье-Делагарда, произведшего соответствующие подсчеты по богатой коллекции Британского музея, средний вес тетрадрахм составлял в 594 — 527 гг. до н.э. 17,08 г, в 527 — 430 гг. до н.э. — 17,04 г, в 430-322 гг. до н.э. — 16,96 г, в первой половине II в. до н.э. — 16,68 г и во второй половине II — в начале I вв. до н.э. — все еще 16,56 г (Бертье-Делагард 1911: 26; ср. СВМ: 1 — 77)27 .

Из этого видно, что афинские «совы» действительно заслужили ту высокую репутацию, которой они пользовались в греческом мире. На протяжении трех веков эти тетрадрахмы, выпускавшиеся в огромном количестве, упали в весе немногим больше, чем на 0,1 г, что составляет едва 0,7% их первоначального веса. С другой стороны, уже во времена Писистрата вес этих монет отставал от теоретической нормы примерно на 3%. В остальном греческом мире вес монет аттической системы опускался порой еще ниже — на рубеже V и IV вв. до н.э. вес родосских тетрадрахм, чеканившихся в это время по указанной системе, составлял около 16,7 г; в Эносе монеты того же номинала весили лишь по 16,5 г; в Аполлонии веса тетрадрахм колеблются между 16,90 и 14,6 г (Head 1911: 247, 277, 638). Средний вес тетрадрахм нигде, однако, не опускался до нижней границы таких колебаний. Более того, Александр поддерживал вес своих тетрадрахм на уровне лучших афинских образцов (по Кляйнеру, вес тетрадрахм Александра равен 17,09 г — Kleiner 1949: 5), а в Причерноморье вес посмертных эмиссий с его типами не падал ниже 16 г; это хорошо иллюстрируется данными по Одессу (табл.19). Для сравнения приводим и средний вес тетрадрахм Митридата (Inhoof-Blumer 1910: 529-540; Babelon, Reinach 1925: 14-20).

Из сказанного следует, что ольвийские монеты со средними весами 1,5 г, 3,3 г и 7,1 г могли бы быть в аттической системе разве лишь диоболами, пентоболами и декоболами (теоретические средние веса 1,45 г, 3,63 г и 7,26 г). Однако если первые чеканили повсюду, а вторые в виде исключения, то последние были вообще только счетной монетой (Babelon 1901: col.421, §§10, 15; col.424, §18).

Хиосско-родосская система в Ольвии (III — II вв. до н.э.)

Если, таким образом, ольвийские серебряные монеты серий «в» и «г» не находят себе места в рамках аттической системы, то следует сразу отметить, что имеется и такая древнегреческая монетно-весовая система, в которой все полученные выше средние веса ольвийских номиналов находят себе естественное место. Исторически эта система также возможна в Ольвии в эллинистическое время. Речь идет о монетно-весовой системе Хиоса, которая быстро распространилась после Пелопоннесской войны среди греческих государств Малой Азии и Архипелага. Решающую роль в распространении хиосского монетного веса сыграл Родос, величайшая торговая держава этой эпохи, и потому указанную систему нередко называют просто родосской (Gardner 1918: 298 ff.; Seltman 1924: 146 ff.; Burns 1927: 212 ff.; Segre 1928: 231 sqq.). С чисто метрологической точки зрения переход именно к этой системе от эгинской облегчался тем, что на Хиосе основой монетного веса была та же «тяжелая» или фейдоновская мина, что и на Эгине. Однако, если в эгинской системе эта мина весом около 622 г делилась на 100 драхм (точнее, на 50 статеров, так как единицей денежного счета здесь был статер, то есть дидрахма), то на Хиосе она подразделялась на 160 драхм (Gardnet 1918: 175-176, 288)28 , что дает для драхмы норму, близкую к 3,89 г, а для тетрадрахмы — 15,56 г (Зограф 1951: 44-45; Lehmann-Haupt 1918: 637 ff.). Впрочем, и на Хиосе, и на Родосе практически чеканили монеты гораздо более низкого веса, как это видно из сопоставления в таблице 20 (Babelon 19..: col.1011-1028; Mavrogordato 1915: 364-411).

Быстрое распространение хиосско-родосской системы в Малой Азии и на островах сопровождалось столь же быстрым падением ее исходных весовых норм, так что тетрадрахмы весом по 14 — 13 драхм здесь вполне обычны; вес драхм практически также колебался в пределах от 3,9 до 3,0 г (Segre 1928: 231-235; Hultsch 1905: 1618 ff., 9). К моменту возобновления чеканки афинских тетрадрахм «нового стиля», то есть в начале II в. до н.э. (Thompson 1961: 107) драхма этой системы — Вrgurнa $Rodнa leptа dracm™ эпиграфических документов29— упала в весе до 2,9 — 2,8 г и стала приравниваться к аттическому тетроболу. Такое удобное для повседневной жизни счетное отношение между обычными номиналами двух наиболее распространенных монетных систем окончательно закрепило вес упавшей родосской драхмы около указанного уровня и на такой основе городами Малой Азии был начат чекан кистофоров, обращавшихся наряду с аттическими тетрадрахмами как тридрахмы той же системы (Noe 1950: 29 ff.; Regling 1921: 524-525).

Возвращаясь к ольвийскому серебру III — II вв. до н.э., необходимо заметить, что оно без малейшей натяжки может быть, отнесено к хиосско-родосской монетной системе (Каришковський 1959: 73-79). При теоретической норме драхмы около 3,9 г перед нами несомненные дидрахмы со средними весами, правильно понижающимися от серии к серии, такие же драхмы и вполне соответствующие им гемидрахмы (триоболы): первые весят в среднем, как показано выше, 7,9—7,3—7,2—7,0 гг, вторые — 3,6—3,3—3,2 гг, третьи — 1,6 и 1,5 гг (табл.14). Другими словами, ольвиополиты выпускали все главные номиналы за исключением тетрадрахмы, отличаясь в этом отношении от соседнего Херсонеса, где, нелишне заметить, в ходу была именно хиосско-родосская
система (Зограф 1951: 146-147).

К той же системе должны быть отнесены, по-видимому, и сравнительно нечасто встречающиеся ольвийские серебряные монеты с изображениями Гермеса и керикея (табл. XVII=B 1-3), датирующиеся, по всей вероятности, временем, близким к середине III в. до н.э.
(Карышковский 1967: 260-263). А.Л.Бертье-Делагард определил их вес по трем экземплярам и получил 2,4 г (Бертье-Делагард 1918: 66, №19); сейчас материал количественно удвоился, но установить их средний вес нелегко, так как наряду с весами 3,47, 3,25 и 3,23 г известны также вес поврежденного экземпляра (2,93 г) и еще двух, включенных в сводку Бертье — 2,31 и даже 1,67 г. Если оставить эти последние в стороне, то перед нами все та же драхма со средним весом 3,2 г.

Дополнительные замечания о метрологии серебряных монет догетской Ольвии

Определение монетных систем эллинистической Ольвии дает возможность перейти к обозрению тех немногих серебряных монет указанного времени, метрологические показатели которых не отличаются, к сожалению, необходимой определенностью. Все эти монеты довольно редки, некоторые уникальны; это, естественно, затрудняет их метрологическое изучение. Представляется все же, что с известной вероятностью можно все-таки указать их место в денежной системе ольвиополитов.

Наиболее ранней группой среди занимающих нас монет следует признать мельчайшие монетки с изображениями букрания и тирса (табл.V=A 5-6). А.Л.Бертье-Делагард, знавший только один экземпляр этого сорта весом 0,53 г, определил его как аттический обол (Бертье-Делагард 1918: 66, №20); имея второй экземпляр весом 0,91 г и учитывая, что эти монетки следует датировать рубежом V и IV вв. до н.э. (Карышковский 1960: 301-305), мы позволяем себе узнавать в них оболы эгинской системы, выпущенные за несколько десятилетий до начала чеканки крупного серебра с изображением Деметры.

Здесь уместно вспомнить, что при рассмотрении весовых данных статеров с изображенем Деметры нами была оставлена в стороне довольно значительная их группа, состоящая из семи экземпляров. Первая монета, впрочем, не имеет отношения к этой группе и ее низкий вес случаен. Но этого нельзя утверждать по отношению к шести остальным; они распределяются по ранее выделенным сериям (табл.14) следующим образом:серия «а» — 8,55; 8,51; 8,38; 8,32 г;серия «б» — 8,25; 8,16 г.

При ознакомлении с оригиналами этих монет можно установить, что все четыре монеты серии «а» происходят от одной пары штемпелей, которой чеканились и монеты обычного для этой серии веса (см. табл. XI=B 13-14). Известна также монета обычного веса, выбитая тем же штемпелем реверса, но другим штемпелем аверса. Обе монеты серии «б» также изготовлены общей парой штемпелей и отличаются от всех прочих серебряных монет с изображением Деметры тем, что голова богини обращена здесь вправо (табл.XI=C 5). Тем же штемпелем оборотной стороны выбита и одна из полновесных монет серии «б». Весьма существенно при этом, что маловесные монеты серии «а» принадлежат к числу самых последних эмиссий данной серии, а столь же необычно легкие монеты серии «б», напротив, должны рассматриваться как самый ранний ее выпуск. На основании этого можно наметить следующую последовательность монет с изображением Деметры:

1. Обычные статеры серии «а» со средним весом 12,0 г (табл. X=C 1, 4-7; XI=A 2,4,8; XI=B 1, 2, 7-13) и соответствующие им драхмы со средним весом 5,7 г (табл. XI=A 5, 7);

2. Облегченные статеры серии «а» (табл.XI=B 14);

3. Облегченные статеры серии «б» (табл.XI=C 5);

4. Обычные статеры серии «б» со средним весом 12,4 г (табл.XI=C 6-10) и соответствующие им триоболы со средним весом 3,0 г (XI=C 11).

Нетрудно увидеть, что средние звенья этого ряда представляют метрологически однородный выпуск со средним весом 8,36 г или, с округлением, 8,4 г. Сохранность этих монет не позволяет видеть в таком значительном и резком снижении веса следствие их изношенности; трудно усматривать здесь и простую случайность. Можно предполагать, что переходу от статеров весом по 12,0 г к более тяжеловесным статерам со средним весом 12,4 г предшествовала попытка чеканить серебро по аттической системе. Нелишне напомнить, что уникальный золотой статер Ольвии принадлежит к одному из выпусков серии «б» (табл. XI=A 6), а мелкие золотые монеты — к серии «б» (табл.XI=C 1-4). Вполне возможно, что ольвиополиты, следуя примеру Александра, попытались начать чеканку золота и серебра по одной монетно-весовой системе. Именно в связи с этим может быть объяснен и переход к выпуску утяжеленных статеров серии «б»: они почти в точности соответствуют ожидаемому весу тридрахм аттической монетно-весовой системы (вес тридрахмы = (8,36 Ч 3) : 2 = 12,54 г, или около 12,5 г) и в то же время остаются вполне приемлемыми статерами эгинской системы. Равным образом становится понятным и переход от выпуска эгинских драхм со средним весом 5,7 г (табл. XI=A 5,7) к триоболам весом по 3,0 г (табл.XI=C 11) — такие монеты органически включаются в ряд аттических номиналов и могут рассматриваться в этой системе как тетроболы. Такие номиналы, одновременно входящие в разные монетно-весовые системы и являющиеся связующими звеньями между ними, хорошо известны в монетном деле античного мира. Аттические тетроболы, в частности, нередко приравнивались к эгинским триоболам (Зограф 1951: 47), при том, что к аттическому тетроболу приравнивали и персидский полусикл (West 1929: 99). Редким и необычным номиналом должна быть признана аттическая тридрахма, но и такие монеты чеканились иногда в немалых количествах. Укажем в качестве примера на союзную чеканку Родоса, Книда, Самоса, Эфеса и Византии в IV в. до н.э. (Зограф 1951: 47, 147; Regling 1905: 207-214). Тридрахмы в качестве переходного номинала от одной системы к другой выпускал примерно в ту же эпоху и Херсонес Таврический (Зограф 1951: 147; Бертье-Делагард 1906: 233, 240). К статерам серии «а» стилистически близка и уникальная серебряная монетка с изображениями Деметры и орла с поднятой головой и прижатыми к корпусу крыльями, стоящего на дельфине (табл. XI=B 5). Вес этого экземпляра 1,68 г, но монета несколько повреждена. С другой стороны, к статерам серии «б» тяготеют небольшие монеты с изображениями Деметры в стенном венце и лучника, пускающего стрелу (табл.XII=A 6-7). А.Л.Бертье-Делагарду было известно 9 таких монет, и он вычислил для всего сорта средний вес 1,65 г (Бертье-Делагард 1918: 64, №10). В настоящее время мы располагаем 15 весами, которые распределяются следующим образом на шкале (табл. 21).

Перед нами, таким образом, два близких по времени друг к другу сорта одного номинала со средним весом около 1,7 г. На первый взгляд этот номинал мог бы быть уже известными нам триоболами хиосско-родосской системы, средние веса которых в Ольвии равны 1,6 и 1,5 г (табл.14). Однако стиль, фактура и такая особенность как отсутствие сокращений личных имен сближает эти монеты со статерами и триоболами эгинской системы и золотыми тетартами аттической (табл. XI=C 1-11; XII=A 6), так что наиболее вероятной датой для монет с лучником оказывается конец IV или начало III в. до н.э.44 Монетка с Деметрой и орлом на дельфине несомненно принадлежит еще IV в. до н.э. Вместе с тем в рамках эгинской системы номинал со средним весом 1,7 г не находит себе вполне удовлетворительного места; такие монеты можно примерно с тем же основанием относить и к аттической системе. Не исключено, на наш взгляд, что эти мелкие номиналы серебра одновременны рассмотренным выше редким статерам аттической системы, причем монетка с Деметрой и стоящим на дельфине орлом принадлежит к одному выпуску с облегченными статерами серии «а», тогда как монеты с лучником чеканились параллельно с облегченными статерами серии «б», с которыми их объединяет такой признак, как поворот Деметры вправо (табл. XI=C 5; XII=A 6). В этом случае вес мелкого серебра, не соответствующий в точности ни эгинской, ни аттической системе, определялся, быть может, стремлением создать номинал, который мог бы служить связующим звеном между ними. С некоторой натяжкой монеты со средним весом 1,7 г могли бы рассматриваться как эгинские тригемиоболы и в то же время как аттические диоболы.

___________________________________________________

25А.Н.Зограф принимает средний вес драхм Тиры всего 5,38 г (Зограф 1957: 20); указанная в тексте цифра вычислена по Дороцкому кладу, в составе которого было более ста таких монет.
26А.Л.Бертье-Делагард предполагал, будто известной крупной золотой монете Ольвии предшествовал выпуск таких же, но более тяжеловесных монет, чеканенных по нормам эгинской системы (Бертье-Делагард 1911: 57, 58; 1918: 127, прим.5). Это предположение не подтвердилось находками соответствующих тяжеловесных монет и маловероятно по существу.
27Проверка этих данных для раннего периода (Seltman 1924: 126-127) и для тетрадрахм «нового стиля» (Thompson 1961: 642-648) лишь незначительно меняет приведенные в тексте цифры.
28На практике эгинский статер часто принимали за три родосские драхмы (Regling 1932: 27).
29CIG. II. №2693 е=f наряду с этим документально известны и «старые родосские драхмы» (SIG. II.(3). №633, lin.95).
44О дате серебряных монет с лучником см. Карышковский 1962: 96-97.

Переглядів: 23